?

Log in

No account? Create an account

О спектакле

Драматурги: Нина Беленицкая, Михаил Дурненков, Владимир Забалуев и Алексей Зензинов, Светлана Кочерина, Максим Курочкин, Вадим Леванов.
Автор идеи: режиссер Елена Невежина
Режиссерская версия Ольги Субботиной
Художник Андрей Шаров
В ролях: Ксения Алферова , Егор Бероев , Артем Григорьев , Дмитрий Косенкин , Роман Хардиков , а также солист оркестра «Виртуозы Москвы» Алексей Лундин .
О О О О О АФИША О О О О О АФИША О О О О О АФИША О О О О О АФИША О О О О О АФИША О О О О О
27 февраля, 19.00 - на сцене ДК им. Зуева

Отзывы

zenzinich:
Немного истории. В 2003 году Елена Невежина и Света Кочерина придумали коллективный театральный проект: драматурги напишут миниатюры на тему "мои детские страхи", а студенты курса Невежиной сыграют эти пьески на сцене Школы-студии МХАТ. Получился спектакль. Думали, на два-три показа. Оказалось, на семь лет.

Вчера впервые увидел версию, доработанную Ольгой Субботиной для переноса на профессиональную сцену. И тексты, оказывается, не закисли, и сам спектакль живёт и дразнит переливами настроений. Начинается всё как сеанс коллективного психоанализа, с чётко заявленными типажами, с жёстко заданным распределением ролей. А потом погружаешься в сумятицу разрозненных воспоминаний, в хаос ассоциаций, в истории, где ужас перемешан со смехом. Всего пять героев устраивают настоящий карнавал, с кувырками смыслов и весёлыми похоронами личного и коллективного прошлого. Читать дальше...Свернуть )Нет никакого противопоказания "новой драмы" зрителю, привыкшему к репертуарному театру. Но почему-то этот факт остаётся практически незамечен.
http://zenzinich.livejournal.com/779408.html

Метки:

Отзывы в жж

Алексей Лундин

Солист Московской Государственной Академической Филармонии. В 1996 году окончил аспирантуру Московской Государственной Консерватории им. П. И. Чайковского в классе проф. М. Л. Яшвили. Лауреат нескольких международных конкурсов камерных ансамблей. С 1998 года 1-ая скрипка Государственного Камерного оркестра «Виртуозы Москвы».
С 1999 года – 1-ая скрипка струнного «Моцарт-квартета».
В 2000 году удостоен молодежного Гранта независимой премии «Триумф» в области литературы и искусства.
В 2002 году – 1-ая премия на Международном конкурсе струнных квартетов им. Д. Д. Шостаковича в Москве.
Участник многих музыкальных фестивалей в России и зарубежом.

Метки:

http://www.weekend.ru/

Виктория Никифорова

«Страх мыльного пузыря» - спелый плод коллективного творчества. На семинаре молодых драматургов режиссер Елена Невежина предложила авторам придумать сообща пьесу. Авторы думали полгода и решили, наконец, посвятить свое сочинение теме детских страхов. Потом к работе над пьесой подключились начинающие режиссеры и актеры – студенты школы-студии МХАТ. Окончательный лоск на это странное произведение, переполненное фобиями, навязчивыми идеями, кошмарными снами, опытной рукой навела Елена Невежина. Спектакль получился на зависть доктору Фрейду. Кто-то из героев боялся воды, кто-то – собак, кто-то – моря, кто-то криков. Поэтичнее всех свои страхи выразил драматург Михаил Дурненков: В детстве очень боялся Того Кто Живет Под Кроватью, поэтому научился прыгать длинным балетным па от выключателя света до кровати. Когда подрос, заглянул под кровать. Никого. Жаль». Очень оптимистичное зрелище получилось у Невежиной энд Ко. Посмотришь на такое, и жить становится не так страшно.

Дмитрий Косенкин

Родился в 1980г.
В 2004г. окончил Школу-студию МХАТ (курс Е. Каменьковича).
Сотрудничает Театром Р. Виктюка, Театром.doc, Театром "Квартет И".


2006г. - Специальный приз фестиваля "Corbina.TV" за создание образа современного героя за роль в к/м "Он, она и он...".

Метки:

Ксения Алейникова

Зрительный зал пустует – все сидят на стульях, поставленных буквой "П" прямо на сцене. Еще 4 стула – для тех, кто будет в течение полутора часов рассказывать про свои детские страхи, принимать воздушные шарики за слонов, читать стихи, падать, умирая понарошку, и вставать, чтобы увидеть понимающий кивок Психолога или улыбку зрителей. Режиссер Елена Невежина выбрала удачную форму для постановки спектакля: свободные, живые диалоги и монологи (кажется, что актеры просто вышли на сцену поговорить), индивидуальные и такие общие проблемы ("А еще мне казалось, что под кроватью живут такие чудища, и надо подоткнуться со всех сторон одеялом, чтобы они не могли меня укусить"), близость актера и зрителя (причем не только в плане расстояния, но и в смысле психологической близости) – все это создает ощущение того, что ты сам участник действа. Временами даже хочется встать и сказать, что да, у меня тоже такое было тогда… и вдруг вернулось здесь, в столичном ДК имени Зуева, в компании Егора Бероева и Ксении Алферовой.

По сценарию участникам этой группы психологической поддержки дано задание – написать пьесу о своих детских страхах. Они читают сценарии по ролям, все дальше уносясь в мир заоблачных фантазий, перебивают друг друга, стесняются, обижаются, плачут по ушедшему детству и удивляются неожиданным совпадениям ("Да, да, у меня тоже были эти жуткие серые колготки, которые надо было подтягивать высоко-высоко, а потом завязывать длинную резинку на узел!"). Поначалу на ум приходит сравнение с жанровыми находками Гришковца, но потом понимаешь – это не Гришковец. Нет того чрезмерного внимания к одной детали и замкнутости на самом себе, что так характерно для его героев. Это не значит лучше или хуже. Это другое. Открытее, понятнее, честнее. Чего только стоит рефреном повторяющаяся в "пьесе" фраза героини: "Эй, поцелуй меня! Что, губ жалко?" Рефрен, означающий поиск близкого человека среди множества людей, крутящихся "около". В итоге фраза преображается и уносится взглядом надежды в потолок, освещенный тусклой лампочкой: "Господи, поцелуй меня…" Музыкальное сопровождение спектакля органично и ненавязчиво – все на своем месте, от современных ритмов до импровизации на скрипке в исполнении Психолога. Какие-то полтора часа – и герои, замкнутые и неуверенные в себе в начале спектакля, берутся за руки и водят хоровод, вверх летит связка воздушных шаров, на экранах, установленных по углам сцены, воплощается детская мечта героини Алферовой: девочка играет со щенком… И постепенно понимаешь, что слово "заслонить" произошло от слова «слон», как говорит один из героев, потому что в индийском фильме "слон был другом, он хотел защитить человека, то есть "заслонить" его…"

Ирония и лирика, жизнь и художественный вымысел сплетены воедино, но главным является то, что в "Страхе мыльного пузыря" все по-настоящему. Именно этой "настоящести", без претензии на модное нынче словечко "модерн", так не хватает сегодняшней драме. А уж оформить ее можно как угодно – пусть даже как сеанс психотерапии.

Радио "Культура", 21.03.06

Егор Бероев и Ксения Алфёрова в «Мыльном пузыре»


Премьера спектакля «Страх мыльного пузыря» состоится 21 марта 2006 г. в театре «Квартет И».

Впервые на одной сцене для зрителей будет играть супружеская пара Егор Бероев и Ксения Алфёрова.

Идея постановки появилась несколько лет назад у режиссёра Елены Невежиной. Она с двенадцатью студентами школы-студии МХАТ преобразовала небольшие пьесы молодых драматургов в единое повествование.

После завершения учёбы состав участников сократился, осталось только 4 актёра. К ним присоединился Егор Бероев, который за всё время не пропустил ни одной репетиции. В интервью радио «Культура» актёр рассказал, что взгляд со стороны отличается от непосредственного участия в спектакле:

«Восприятие изнутри всегда меняется. Так как мы уже давно репетируем (был один вариант спектакля, потом мы сделали еще один), то вот это ощущение моего первого входа туда изнутри, было, конечно же, неожиданным и немножко шоковым. Потому что я вдруг оказался внутри коллектива. Даже не могу передать — это было как-то необычно. Это все равно, что зрителю оказаться на сцене».

Заметим, что зритель во время спектакля «Страх мыльного пузыря» находится на сцене. Эта идея принадлежит режиссёру Ольге Субботиной, которая стала редактором третьей сценической версии постановки.

Её поработать над спектаклем пригласили сами актёры. Между тем, именно Ольга Субботина предложила ввести в спектакль «Страх мыльного пузыря» нового героя. Им стал врач-психоаналитик. Эту роль играет не актёр, а музыкант — первая скрипка оркестра «Виртуозы Москвы» — Алексей Лундин, с которым Егор Бероев познакомился во время съёмок в картине Владимира Машкова «Папа». Об Алексее Лундине, в интервью радио «Культура» рассказала Ксения Алфёрова:

«Он очень талантливый скрипач, он Человечище с большой буквы. Он самый близкий друг Егора. Он очень добрый, очень тонкий человек, очень чувствующий, очень глубокий. И он всех нас тоже полюбил. Поэтому, думаю, он атмосферу создает очень правильную».

Во время спектакля Алексей Лундин будет играть на скрипке. Кроме того, на протяжении всего спектакля врач-психоаналитик находится не вместе с актёрами, а среди зрителей.

Что же касается оформления, то сценография и костюмы в постановке «Страх мыльного пузыря» принадлежат художнику-дизайнеру Андрею Шарову. Ззрителям знакомы его сценографические работы по спектаклям Андрея Житинкина.